Председатель ОНК Кировской области Артур Абашев: «В ОНК все чаще обращаются адвокаты, которых не пустили к осужденным»

Все чаще в Кировской области в ОНК обращаются адвокаты, которые рассказывают о том, что им не дают встречаться с осужденными. Бывают разные ситуации. Чаще всего встречаются две:

  1. Администрация колонии просто не подписывает адвокату разрешение на встречу и игнорирует его
  2. Адвокату говорят, что осужденный, якобы не хочет с ним встречаться, хотя, как потом оказывается, осужденному даже не сообщали о приезде адвоката.

Если в первом случае адвокат легко обжалует действия начальника колонии, то во втором случае сделать это сложнее, так как, он может подумать, что осужденного забили и запугали, в результате чего заключенный и правда мог отказаться от встречи. Чаще всего, оказывается так, что осужденному не сообщают о приезде адвоката и ограничивают доступ к телефону (например, сажают в ШИЗО или в ПКТ).

Когда в ОНК поступает информация о том, что адвоката не пустили к осужденному под предлогом того, что тот не хочет с ним видеться, лично я стараюсь всегда выезжать в колонию, чтобы узнать причину.

Например, был случай в ИК-1 (п. Котчиха, находится на стыке Омутнинского и Верхнекамского районов). Напомню, что ИК-1 хорошо известна благодаря видеообращению одного из осужденных, который рассказал об избиении его сотрудниками колонии.

Дело в ИК-1 было так: адвокат приезжает на встречу, начальник колонии ее согласует, а потом адвокату говорят, что осужденный отказался с ним встречаться. Адвокат обратился в ОНК, я и член ОНК Сергей Медведев выехали в колонию. Встретились с осужденным, выяснилось, что ему даже не сообщали о приезде адвоката. Но самое абсурдное то, что, когда я составил акт и отправил его в УФСИН России по Кировской области, там заявили, что якобы адвокат сам отказался встречаться с осужденным. Цинизму нет предела. Заявить, что адвокат, проехавший 220 км, получивший разрешение на встречу, потом отказался от нее – это верх абсурда.

Разумеется, мы никогда не ездим в колонии ради встречи с одним осужденным. Помимо этого, мы провели личный прием более 20 человек, которых интересовали самые разные вопросы: от «Как помочь жителям Донбасса» до неверно начисленной заработной платы и не предоставления администрациями муниципалитетов жилья сиротам.

Еще интересный случай был в ИК-6, адвокату даже вынесли якобы написанное осужденным заявление об отказе от встречи. Адвоката насторожило то, что осужденный вряд ли бы стал писать заявление красной ручкой (в криминальном мире не принято использовать красный). Попросил нас проверить, правда ли осужденный подписал отказ от встречи и, если это не так, то попросить осужденного подписать договор об оказании услуг (деньги по договору с осужденного не требовались). Для того, чтобы осужденный не подумал, что ему навязывают подставного адвоката, адвокат написал небольшой текст, который я показал осужденному специально в присутствии сотрудников колонии (чтобы меня никто не мог упрекнуть в передаче незаконной корреспонденции, хотя у членов ОНК есть право общаться с заключенными наедине, без присутствия сотрудников колонии). Осужденный подписал договор и адвоката потом пускали без проблем.

Еще, можно написать несколько страниц про истории, как юристам — защитникам осужденных (без адвокатского статуса) начальство колоний отказывает в подписании доверенностей на представительство в суде под предлогом «не считаю нужным», но не буду вас утомлять.

Источник

Posted in Новости.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *